На главную MuzMix.com






Текущее время сайта:
Логин: 
Пароль:  
 не отображать мое присутствие
Я люблю
(Ремейки (переделки))
Черная кошка
(Лепс Григорий)
Ты моя вселенная
(Круг Ирина)
Люблю тебя сейчас
(Высоцкий Владимир)
Ах, этот вечер
(Ах, водевиль, водевиль)
 Ринг


Песня месяца
Декабрь 2017 года
kolginovaНовогодняя
(Фишлер Геннадий)

Баллов: 1727



ART-Ланч matwei
Глаза девчонки, купленной мною...
Просмотров885    Комментариев15


мысли...чувства...из невыдуманного...........


ГЛАЗА ДЕВЧОНКИ, КУПЛЕННОЙ МНОЮ

Сидим. Беседуем. Она курит, а я пытаюсь ее понять…
Приятные черты. Огромные, ну просто огромные, в пол-лица, глаза. 
Красивые и пустые. Влажные блестящие волосы. Говорит, только что из душа.
Пару дней назад куда-то пропала Вика - подружка, поэтому, сутенер вытащил её в экстренном порядке на выручку «бригаде обслуживания».
Я заплатил ей. Смешные по московским меркам деньги.
Смешные по московским. Для нее же – нет.
Здесь, в сибирской глухомани, на таежной трассе, это самая оплачиваемая работа, среди женского населения.
Я заплатил ей вперед, как и полагается. Но на этом все и кончилось. Не начавшись. 
Меня хватило лишь на робкое прикосновение к ее телу.
И все! Я просто не смог перебороть себя. Не смог!
Первый раз за свои четыре десятка лет, купил «любовь». И вот так все закончилось.
Она сидит рядом со мной: держит мою руку, в своей хрупкой горячей ладони. 
Словно успокаивает…Я поглаживаю ее пальцы, будто извиняясь.
Молчу, изредка бросая, скорее по журналистской привычке, вопросы, которые можно и не задавать. 
По причине того, что ответы и так ясны.
В кабине КамАза, давно не осталось родного запаха: бензина, пластмассы, тосола, потной обуви, и всего прочего, 
что обычно сопровождает обитателей маленького экипажа «дальнобойщиков», отматывающего тысячи верст, по дальним трассам.
Я сижу рядом с ней. Казалось бы, нелепейшая со стороны ситуация. Охранник и проститутка. 
Словно два полярных понятия: законность и наоборот. Но в эти минуты почему-то, думается не об этом. 
Не хочется думать о какой-то морали.
К черту мораль, к черту. Рядом просто два человека, две души, неприкаянные и одинокие.
Она прислонилась к моему плечу.
Я чувствую одуряющий запах свежести, источаемый ею: какой-то протяжно – щемящий цветочный дух лета, среди февральской метели. Мне спокойно и хорошо. Спокойно до умопомрачения. Спокойно так, как не было так давно, что спроси, и я вряд-ли отвечу, а было ли это когда-нибудь вообще со мною? А она молчит. Словно угадывает мое состояние, боясь нарушить эту зыбкую тишину. 
И тут на меня словно что-то находит, я начинаю читать ей свои стихи: про Афган, про пески, про ушедших на небеса, и забытых…
Потом, выдохшись, замолкаю...
Она вдруг поворачивает свое лицо ко мне, и я в свете желтого салонного плафона, вижу ее огромные глаза, полные слез.
- Чудной ты какой-то, Саш. Как мой отец. Тому тоже за сорок: стихи пишет, я как - то читала. Про любовь. Совсем сбрендил. Все подсовывает их матери. А ей…до этого ли сейчас, здесь? Не понимаю я вас, мужиков. Вот таких. С остальными – понятно. Знаю, что им всем надо…. А тебе? Странный…ты, Саш.
Она опять замолкает, и потом словно выдавливает из себя:
- Ты, наверное, в первый раз? Вот так? Да?
Я киваю, и отворачиваюсь к окну. Она сжимает мою ладонь.
А мне почему – то стыдно за свою слабость, мужскую несостоятельность, и еще за что-то такое, что сейчас, в эту минуту – словами не объяснить.
Я смотрю в окошко: поодаль возле обшарпанного «жигуленка», подпрыгивает на морозе в нетерпении сутенер, показывая пальцем на часы.
«Оплаченное время – вышло!»
Она начинает одеваться, шурша одеждой, а я достаю блокнот, особенно не выбирая, наугад вырываю пять-шесть страниц со стихами, на одной размашисто, оставляю свой московский телефон, имя, фамилию.
Она молча, и осторожно, словно боясь меня испачкать, целует в висок, еле прикасаясь ярко-ярко накрашенными губами. Бросает наигранно бодро и вымучено в след - я это чувствую. Бросает эту прощальную фразу со своей изумительной, чуть грустной, притягивающей, как магнитом улыбкой, захлопывая дверцу:
- Ну, пока, охранничек! Если будешь здесь, знаешь теперь, как меня найти. И добавляет:
- А с тобой хорошо, Сань! Правда! Будто на другой планете побывала... На чистой, и светлой. Вот только немножко грустной. А теперь вот опять спустилась – на Землю грешную.
Она, лишь на какое-то мгновение примерила на свое личико маску грусти, и опять бросила мне сквозь обволакивающее её марево морозного воздуха, уже далеко не таким наигранным бодрым голосом: «А мне действительно было хорошо с тобой, Сашка! Правда!»
И тут у меня от этих слов, словно что-то обрывается в душе. От предчувствия, что больше она мне этого никогда не скажет. Но я верю. Я продолжаю почему-то верить в обратное, на что-то еще надеясь, но... не могу, не могу посмотреть в её глаза.
Словно знаю наперед, а скорее, скорее просто боюсь опять увидеть в тех, огромных неземных глазах, оттаявших на мгновение, замерзшую пустоту обыденности. Снежный леденящий ветер, врывается в салон, заслоняя, подменяя собой теплоту, уют, лето…и огромные глаза, так меня поразившие.
За окном потрескивает мороз.
Салон снова наполняется знакомыми до тошноты, обыденными будничными запахами.
Может она, и звонила? Но март, а за ним и апрель, были напряженными больше чем некуда. Я по двадцать, двадцать пять суток в месяц, был на колесах, не вылезая из поездок, и из своего опостылевшего камуфляжа.
Прилетев откуда-нибудь с Новосибирска, на следующий день, уходил в рейс суток на пять куда-нибудь на Нижневартовск, или Сыктывкар.
Обратно самолетом в Москву, и на утро очередная поездка. Москва – Новосибирск – Москва, Москва – Краснодар – Москва, Москва - Владикавказ - Москва. Все повторялось по извечному, однажды заведенному кругу. Я возненавидел земные «КамАЗы», «Вольво», «Мерседесы» и «Скании», которые становились моим домом на долгие сутки. Проклинал небесные «Ил-86», «Боинги», «Ту-154», разлучавшие меня, на несколько часов с землей, и с ней. С той, которая осталась где-то там, далеко, в сибирской таежной дали, среди завывания февральской метели, и которая так запала мне в душу. Я мирился со всем, лишь бы опять увидеть те глаза.
Но, как это обычно бывает: как назло, ни одного маршрута в ту сторону.
Но те глаза…Господи, я до сих пор, не могу их забыть!
Глаза девчонки, купленной мною…В первый, и последний раз.

© Матвей БЕЛЫЙ




 HTML5     Flash

Ваша оценка:
  
  
Всего оценок:
+ 35    - 0
Сделать подарок Поделиться



Студия
I_Yuo
День рождения
Качанов Эдуард
tanusha15
Очи черные
Романсы
Valeri55
От героев былых времен
Офицеры
boing
К единственному, нежному
Успенская Любовь
evgeniy12
На лодке
Нечаев Владимир
ivanka-nik
Ночь
Шуфутинский Михаил
yalublu
Моя любимая
Ноябрьский Сергей
Nissan66
Я так и знал
Лейся песня
kleopatra-margo
Какого хера
Ленинград
gdi1960
Etsli akol beseder
Иврит
Liel
Школа
Любовные истории
maimai
Мне не хватает тебя
Власова Наталия
kroshka
Ах, ты степь широкая
Кубанский казачий хор
180596
Домик окнами в сад
Братья Радченко
Natik_Laren
Припевочка
Земфира
kent02
Колыбельная Медведицы
Умка
polyot
Свет надежды
Христианские
GalushkinO
Ноктюрн
Магомаев Муслим
MorningDew
Не такая как все
Билык Ирина
LUPET
Вьюга-блюз
Чубик Евгений
galochka_
Я милого узнаю по походке
Успенская Любовь
asportsmen1807
А помнишь
Бандера Андрей
malko40
А я кричу тебе постой
Кабриолет
sohinchuk
24 часа
Чай вдвоем
latanija1906 & pasheka
Счастье если рядом ты
Ружицкий Павел
evgeniy12
Дай мне понять
Бублик Михаил
Siberian
Последняя любовь
Рада Рай
petr54
Первая любовь
Сухачев Сергей
sohinchuk
В комнате пустой
Колдун Дмитрий
X241HH
Гитара с треснувшею декой
Токарев Вилли



Территория творческого настроения © MuzMix.com, 2011 — 2018 гг. Пользовательское соглашение.       Наши партнеры
www.megastock.ru