На главную MuzMix.com






Текущее время сайта:
Логин: 
Пароль:  
 не отображать мое присутствие
Белые росы
(Елфимов Петр)
Волки
(БИ-2)
My Way
(Frank Sinatra)
Песня Лисы
(Буренка из Масленкино)
Котенок
(Николаев Игорь)
 Ринг


Песня месяца
Октябрь 2017 года
NNNNЯ буду всегда с тобой
(Закирова Наргиз)

Баллов: 919



ART-Ланч Solangel
Как все начиналось
Просмотров1454    Комментариев172
На этот ланч меня вдохновила дуэль "Гудбай, Америка", вернее, исполнение одного из дуэлянтов, которое даю в аудиофайле.

Этот рассказ написан почти 15 лет назад - один из немногих моих неопубликованных рассказов (я его не предлагала нигде, потому что у меня, как у автора, не было ясности - только игра в угадайку, основанная на интуиции).

Я просто излагала факты, глядя на мир глазами своей героини, 18-летней девушки. И только много лет спустя, после оранжевых и прочих цветных революций, мозаика сложилась, и непонятное стало понятным. К счастью, мир становится мудрее, и начало жизни героини не стало началом третьей мировой войны.

По нашим, музмиксовским, меркам, рассказ довольно длинный, и меня, конечно, мучают некоторые угрызения совести - ведь мы даже песни не дослушиваем до конца.

Но если хотя бы один человек прочтет до конца и осилит несложную фабулу, значит, я его дала здесь не зря.


                                              НАЧАЛО

 

     Юлька сдувала реферат по "Анти-Дюрингу", то и дело косясь на экран телевизора, где шло очередное ток-шоу. Придется париться над этим маразмом не меньше двух часов, но это уже чепуха. Из-за "Анти-Дюринга" было перенесено столько унижений, пролито столько слез, что даже вспоминать не хотелось. Старый козел все-таки затащил ее в постель, и ей пришлось терпеть его вонь, отвратительные слюнявые поцелуи и занудные излияния.

     Ничего не поделаешь - без зачета по философии до экзаменов не допускают. Вылетела бы из института, как миленькая. Но ему, видно, понравилось. Заставил ее написать расписку, что она обязуется сдать этот проклятый реферат до пятнадцатого сентября, иначе зачет считается недействительным.

     И не миновать ей второго захода в его пропахшую нафталином постель, если бы не всемогущий Стас. Он откопал в Интернете это вековое старье и великодушно распечатал его на своем принтере.

     Юлька пришла к нему домой в продуманном до мелочей макияже, венцом которого была стойкая губная помада от Макс Фактор, способная выдержать самые страстные поцелуи. Но Стас оказался маньяком. Он даже не взглянул на нее ни разу - скользил длинными красивыми пальцами по клавиатуре компьютера и кайфовал, вперившись в экран.

     «В "Анти-Дюринге" Фридрих Энгельс изложил основные положения трех составных частей марксизма», - строчила Юлька, не особо задумываясь над смыслом этой абракадабры.

   - Позвоните по нашему телефону, и вы станете знаменитыми! - бойко зазывал  потенциальных охотников до душевного стриптиза ведущий ток-шоу.

     Юлька скептически усмехнулась. Несколько дней назад она отпаивала у себя на кухне крепким кофе ревущую в три ручья Надьку. За глоток так называемой славы эта дурочка расплатилась потерей отличного парня, который услышал по телевизору все ее откровения.

     На кой фиг ей была нужна эта слава? А такого любовника, как Кирилл, придется искать и искать. Одни глаза чего стоят!

     Ток-шоу сменили новости. Какой-то спятивший самолет с пассажирами на борту врезался в башню Всемирного торгового центра в США.

     Юлька удивилась и прислушалась к комментариям диктора, не прерывая дурацкую работу по переписыванию, - сластолюбивый философ из вредности принимал только рукописные рефераты. 

     Неожиданно на экране показался маленький, словно игрушечный самолетик, легко протаранивший такую же игрушечную башенку. Пролетев сквозь башню, самолетик превратился в облачко из дыма и огня - тоже какое-то ненастоящее, кукольное.

     Забыв о реферате, Юлька обалдело уставилась на экран. Гладко причесанная дикторша, похожая на пай-девочку, вернее, пай-тетеньку, сообщила, что еще один самолет с террористами на борту врезался во вторую башню Всемирного торгового центра.

   - Ма-ам! - закричала Юлька. - Иди скорее сюда, посмотри, что делается!!

     Мать прибежала из кухни и заохала от переполнявших ее эмоций. Она уже несколько лет была на пенсии и разучилась выражать свои чувства словами.

     Выполз из спальни отец, разбуженный Юлькиным криком, - тоже пенсионер со стажем.

   - Террористы е...ные, - выругался он. - Атомную бомбу на них - и все дела.

   - Такой бомбы еще не придумали, чтобы только террористов уничтожать, - вякнула Юлька.

   - Распустили чеченцев, - продолжал ворчать отец, никак не реагируя на Юльку. - Церемонились, церемонились и доцеремонились.

     Юлька зябко поежилась, хотя в комнате было жарко. Когда отец начинал говорить о политике, ей всегда становилось неуютно. Сама она ничего в этом не понимала, но неприкрытая агрессия отца, который в обычной жизни был хоть и жестковатым, но добрым человеком, ее пугала.

     Новости кончились. Мать заторопилась на кухню - сегодня ждали в гости материну сестру тетю Зину с очередным хахалем, как выражался отец.

     Тетя Зина постоянно удивляла семью - казалось, это было ее хобби. Она была на девятнадцать лет моложе матери и на столько же старше Юльки, но выглядела как Юлькина подруга.

     Хотя, если честно, Юлькиным подругам было далеко до тети Зины. Когда Зина ненадолго оставляла свою "вольво" и появлялась в общественном транспорте, мужчины от тринадцати и старше выворачивали шеи, устремляясь к ней взглядами, как подсолнухи к солнышку, а женщины с пристрастием пытались разложить на составные части секрет ее ослепительного очарования.

     Но очарование - материя тонкая. Можно снять фасон костюма и повторить его с точностью до мелочей, если ты профессионал. Скопировать же улыбку, особый наклон головы, сияние глаз, небрежный жест, поправляющий роскошную гриву волос... – это, увы, невозможно.

     Юлька, с младенчества влюбленная в тетку, годами старательно обезьянничала перед зеркалом. А потом подросла и бросила это бесперспективное занятие. Поняла, что красота неповторима. На то она и красота.

     Примерно раз в год тетя Зина знакомила родных с очередным новым другом. Друзья были роскошны и экзотичны. Они поражали воображение своей известностью, престижными профессиями, а также наличием дворцов-особняков, расположенных в благополучных и уютных европейских странах. Друзья с удовольствием демонстрировали фотографии принадлежащего им великолепия, среди которого резвились хорошенькие, нарядные отпрыски под предводительством широко улыбающихся жен.

   - Просто дорогая путана, - говорил о тете Зине отец.

     Юлька молча страдала, когда слышала подобные оскорбления в адрес тетки. Разве можно было сравнить ее с этими ухоженными французскими, английскими, голландскими и прочими курицами-наседками, не имевшими ни профессии, ни образования?

     В свое время Зина была неплохой балериной, которую охотно приглашали ведущие европейские театры. В отличие от большинства своих коллег, она не цеплялась за сцену до последнего, ушла, как только почувствовала, что пора расцвета подходит к концу. Теперь она иронично называла себя балериной в отставке - даже у отца язык не поворачивался назвать ее пенсионеркой. Ее продолжали приглашать уже как хореографа - русский балет всегда и везде был в большом почете. Зина успела окончить институт иностранных языков, отлично знала французский и английский, неплохо владела немецким и итальянским.

     Своих детей у нее не было. Время от времени она покушалась на Юльку, но мать зорко стояла на страже. Боялась, что Зина может плохо повлиять на дочь, заразив ее своим легкомыслием. Мать вообще боялась всего на свете, каждое второе предложение начиналось у нее со слова "боюсь":

   - Боюсь, пойдет дождь, и белье на балконе не высохнет.

   - Боюсь, ты не сможешь сдать зимнюю сессию.

   - Боюсь, что мы уже смотрели этот фильм.

   - Боюсь, это платье не для меня.

     Сестры были полной противоположностью во всем, начиная со стиля одежды и кончая жизненными правилами.

   - Как ты ее одеваешь! - ужаснулась Зина лет пять назад, имея в виду Юльку. - Такая красивая девочка, а одета, как чучело.

     Неожиданно мать согласилась с сестрой, и с тех пор все Юлькины прикиды покупались только тетей Зиной. В основном, за границей.

   - И это серьезное дело нельзя доверять никому, - любила повторять Зина.

     Она научила племянницу множеству тонкостей и премудростей, превративших скромную отличницу с косичками в прелестное соблазнительное существо, в огромных количествах привлекающее представителей противоположного пола. А вот защищать себя от пошлости и грязи, в которую эти представители ее нередко опускали, Юлька так и не научилась.

     Новый друг тети Зины Эндрю или Андрюша, как она его называла, оказался еще совсем молодым, крутым мэном, словно сошедшим с картинки модного журнала. Сидя за столом между Зиной и Юлькой, он по очереди ухаживал за обеими - ненавязчиво и галантно, как и подобает истинному джентльмену. Журналист-международник, он неплохо говорил по-русски, много шутил. Отец с матерью с удовольствием смеялись, видно было, что Андрюша им очень нравится.

     Отец включил телевизор - начинался вечерний выпуск новостей.

     Отец одной из Юлькиных подруг, ортодоксальный еврей, уходя из дома, каждый раз касается рукой прибитой к дверному косяку мезузы - ритуальной металлической трубочки, в которую спрятана молитва, - и в течении нескольких минут молится, замерев перед дверью.

     У каждого свои святыни. Для Юлькиного отца в моменты трансляции новостей святыней становился телевизор. В тех, кто вольно или невольно вторгался извне в его призрачный мир, мешая внимать священному дикторскому тексту, отец метал громы и молнии, подобно великому Зевсу-громовержцу, нагонявшему страх и ужас на мирных древних греков.

     На экране все тот же крохотный самолетик таранил игрушечную башенку и взрывался красивым огненным облачком. Неожиданно показали новые кадры - громадное здание Всемирного торгового центра, олицетворявшего экономическую мощь Америки, медленно просело и рассыпалось, словно песочный замок.

     Юлька громко ахнула. Остальные замерли.

   - Это начало, - сказал Эндрю. – Последует продолжение, вплоть до третьей мировой.

     Четыре пары глаз одновременно оторвались от телевизора и обратились к Эндрю.

   - С какой это стати?! - возмутился отец. - Из-за каких-то поганых террористов?!

   - Что значит "поганых"? - спросил Эндрю у Зины.

   - "Плохих", - мгновенно перевела та.

   - Плохие террористы здесь не причем, - четко и раздельно произнес Эндрю. - Война нужна Америке.

   - То есть как это нужна Америке? Что вы нам голову морочите?! - отец аж слюной брызнул, спасибо, что далеко сидел.

     Эндрю посмотрел на часы, извинился, и они с Зиной быстро ушли.

   - С виду вроде умный человек, а болтает черте что! - никак не мог успокоиться отец. - Что же американцы сами, что ли, взорвали свои небоскребы?!

     У Юльки по спине побежали мурашки. Она почему-то вспомнила про поджог рейхстага.

   - Мам, а зачем фашистам понадобилось поджигать рейхстаг? - на всякий случай уточнила она.

     Мать начинала учиться в сталинские времена, когда к образованию подходили серьезно - не то, что сейчас. Раньше она здорово помогала Юльке с уроками. А историю вообще любила и знала очень неплохо - после школы собиралась поступать в историко-архивный. А поступила в энергетический и до пенсии сидела в опостылевшем НИИ, всю жизнь занимаясь не своим делом.

  - Рейхстаг подожгли сами фашисты, чтобы обвинить в этом коммунистов, - мать словно цитировала учебник истории. - Это был повод начать репрессии против коммунистов.

  - Против кого же собираются бороться американцы? - ломала себе голову Юлька. - Жаль, отец спугнул Андрюшу и не дал ему договорить.

     По телеку показывали красивого террориста в чалме, которому Америка объявляла войну. Американский президент несколько часов вещал о непобедимом духе американской нации под громовые рукоплескания собравшейся в огромном зале публики. Одетая в стильный траур молодая вдова, красиво блестя слезами, с достоинством раскланивалась перед той же публикой, символически обещавшей  отомстить террористам за ее безвременно ушедшего супруга. По всему миру транслировался записанный на автоответчик прощальный звонок женщины, погибшей в горящем небоскребе:

   - Я звоню, чтобы сказать, что я люблю тебя, - плача, говорила она своему мужу.

   - Кто не с нами, тот против нас, - провозгласил американский президент, объявляя войну Афганистану.

   - Почему Афганистану? - недоумевала Юлька. - Из-за одного террориста бомбить целую страну?!

     Россия не торопилась вступать в войну.

   - Как это все-таки противно, - возмутилась мать. - На словах обещают поддержку, а как дошло до дела - сразу в кусты.

   - Ты что, мам! - в ужасе закричала Юлька. - У нас же Владька в армии! Его же убьют!!

     Ни с того ни с сего у нее началась истерика. Она никак не могла успокоиться. Мать, бессвязно причитая, бегала вокруг нее с чашкой воды. 

     Юлька с Владькой были погодками. Мать не хотела выходить замуж, пока не поставила Зину на ноги, а когда вышла, ей было уже под сорок - пришлось поторопиться с детьми.

     Юлька, как старшая, всегда опекала брата. И писал он ей из армии почти каждую неделю - родители втихомолку ревновали. В Бога Юлька не верила, но на всякий случай молилась про себя, чтобы Владьку не отправили в Чечню.

     Американцы бомбили Афганистан. Юлька долго рассматривала газетный снимок, на котором был изображен полуторагодовалый афганский малыш, израненный осколками разорвавшегося снаряда. В Америке запретили публикацию подобных снимков, чтобы не вызывать у нации неуместное чувство вины.      

     Вступила в войну Англия, за ней Италия и Германия.

    

     Неожиданно позвонил Сандро - итальянец из Милана, с которым Юлька еще летом познакомилась в прозрачном лифте хаммеровского Центра международной торговли -  какое совпадение! - что на Пресне. Собственно, неожиданным было лишь то, что Сандро звонил из Москвы, а не из Милана. С тех пор, как они познакомились на презентации известной фирмы по производству обуви, которую возглавлял предпоследний друг тети Зины, Сандро напоминал Юльке о своем существовании практически каждый день.

     Тогда, на обеде, который давал в своих роскошных апартаментах президент фирмы, Андрюшин предшественник, Юлька и Сандро сидели в разных концах стола - достаточно близко для того, чтобы хорошо видеть друг друга, но слишком далеко для того, чтобы разговаривать. Отец Сандро, вице-президент этой компании "сапожников", как в шутку звала их Зина, много шутил, говорил тосты, делал комплименты присутствующим женщинам - все по-итальянски, поэтому Юлька не сумела оценить его красноречия. А Сандро, не отрываясь, смотрел на Юльку черными бархатными глазами-углями и, кажется, даже не прикоснулся к стоявшим перед ним блюдам.

   - Я в Москве, - сообщил он, немного волнуясь. - Заеду за тобой в пять часов. Поедем в ресторан.

   - Ты же не собирался в Москву! - удивилась Юлька.

   - Хотел сделать тебе сюрприз. В ресторане будет мой отец. Он давно мечтает познакомиться с тобой.

     Юлька отлично знала, что русские жены пользуются в Европе большим спросом - они красивы, невзыскательны, выносливы и трудолюбивы. Ей уже не раз предлагали руку и сердце, но она, в отличие от иностранных женихов, не торопилась.

     Конечно, Сандро  классно выглядит, он нежно целуется, красиво ухаживает. Естественно, она не откажет ему, когда речь зайдет о более близких отношениях. Но знакомиться с его отцом - это лишнее. Впрочем, если ему так хочется, почему бы и нет? В любом случае она не собирается отвечать ему тем же и знакомить его со своими стариками.

     Они сидели в небольшом итальянском ресторане. Юлька ела омара за сорок долларов, вернее, не ела, а ковыряла - есть там было нечего - и слушала в переводе Сандро шутки его отца, типичного преуспевающего бизнесмена. Она давно заметила, что все эти бизнесмены словно сделаны по одному лекалу – строго и тщательно одетые, вежливые, предельно внимательные, претендующие на чувство юмора.

     Почему-то речь зашла о войне, и Юлька насторожилась.

   - Тебе ведь не грозит армия? - спросила она Сандро.

     Вместо ответа он перевел ее вопрос отцу.

   - Speriamo di no*, - ответилтот.

   - Будем надеяться, что нет, - перевел Сандро.

   - А правда, что война выгодна Америке? - неожиданно выпалила Юлька, хотела сказать Сандро, чтобы тот не переводил, но не успела.

   - Non e’ mica stupida* , - внимательно глядя на нее, без улыбки сказал бизнесмен.

   - Он говорит, что ты умная девочка, - перевел Сандро.

    - А Италии тоже выгодна? - с горечью спросила она.

     Похоже, она попала в больное место. Перевод не понадобился. Глаза бизнесмена потемнели, и он быстро заговорил, выплескивая накопившуюся боль. Сандро еле успевал переводить:

   - Скоро, совсем скоро они начнут показывать по телевидению рыдающих матрон, бьющих себя в грудь, рвущих на себе волосы и вопиющих: "Бедный мой мальчик! Эти проклятые мусульмане погубили тебя!" И люди будут смотреть этот гнусный спектакль,  с ненавистью повторяя вслед за несчастными женщинами: "Эти проклятые мусульмане!!"

     Povera Italia!*

     Внезапно у Юльки перехватило горло. Она встала из-за стола и, не видя ничего от хлынувших слез, побежала к выходу. Сандро бросился за ней. У нее опять началась истерика - что-то слишком часто за последнее время. Сандро втащил ее в туалет, запер блестящую фальшивым золотом задвижку, открыл воду и попытался сунуть Юлькину голову под кран. Она неистово рвалась из его сильных рук, представляя себе, во что сейчас превратятся ее красиво распущенные волосы и "несмываемый", если верить рекламе, макияж. Истерика прекратилась так же неожиданно, как и началась.

     Сандро крепко прижал ее к себе и замер, а она беззвучно молилась, уткнувшись лицом в его белоснежную рубашку: "Господи, сделай, чтобы этого не случилось! Пожалуйста! Ну что Тебе стоит, Господи!!" 

 

 

 

 



* Будем надеяться,что нет. (итал.)

* Она совсем неглупа. (ит.)

* Бедная Италия! (ит.)



 HTML5     Flash

Ваша оценка:
  
  
Всего оценок:
+ 21    - 2
Сделать подарок Поделиться

Подарки:
Орхидея от Snegurochka18
Очень хороший рассказ!!!
Знак качества MuzMix от I_Yuo
Великолепное повествование! И с праздником Победы!



Студия
TomJones
Десять вечеров
Орбакайте Кристина
Taniushka
Горят костры
Шепилова Любовь
Liel
Странная встреча
Буланова Татьяна
Oleg-S
В день рождения
Анофриев Олег
yalublu
1000 дорог
Жека
JIEHO4KA & serdgio
Долго
Любэ
TomJones
Васильки
Орэра
md200
Любовь здесь больше не живет
Сташевский Влад
VershininaVlada
Не гадай на судьбу
Афина
Tverskoi61
Ландыши
Великанова Гелена
Stillo
Я такой
Петросов Арсен
ILVI
Десять вечеров
Орбакайте Кристина
natashap
Бедное сердце
Успенская Любовь
eugem66
Ноктюрн
Магомаев Муслим
Evgeny_Lebed
Серебром
Лебедь Евгений
sosnovka10
Одинокая гармонь
Толкунова Валентина
sever56
Музыка дороги
Шак Олег
milaya72
Рулетка
Михайловских Надежда
shop5959
Soldiers Poem
Muse
chip548
Позвони
Бюль-Бюль Оглы Полад
valinat & Viktorio
Грузинская песня
Кикабидзе Вахтанг
Wesing & eochagov
Лирический сюжет
Артемьева Марина
valentinrubc1954
Храм
Гаврилюк Олег
runomir
Разбитая любовь
Lx24
KOPMWIK
Вне закона
Трофимов Сергей
Phoenix-13 & frombaltic
Волки
БИ-2
aliara
Я тебя подожду
Кристалинская Майя
andersen666
Спасибо, что ты есть
Брянцев Алексей
rusalka
Степь да степь кругом
Бичевская Жанна
frombaltic
А калина красная
Романов Дмитрий



Территория творческого настроения © MuzMix.com, 2011 — 2017 гг. Пользовательское соглашение.       Наши партнеры
www.megastock.ru