На главную MuzMix.com






Текущее время сайта:
Логин: 
Пароль:  
 не отображать мое присутствие
Не исчезай
(Панайотов Александр)
Белые росы
(Елфимов Петр)
Вероника
(Песняры)
Пророчество
(Ротару София)
Я люблю возвращаться домой
(Уральские пельмени)
 Ринг


Песня месяца
Октябрь 2017 года
NNNNЯ буду всегда с тобой
(Закирова Наргиз)

Баллов: 919



С Днем Рождения!
, , , , ,




ART-Ланч Schulbert
Славяне
Просмотров2197    Комментариев22
В ожидании праздника независимости нашей Родины неизвестно мне от кого я написал рассказик.
Надеюсь не запутаетесь в фамилиях, потому как я и сам в них запутался...
Правильнее всего сказал Кот Леопольд: Ребята, давайте жить дружно!
 А лучше не ребята, а Славяне!
***************************************
Егор Иванов простыл, зачихал, засопливел. Во всём виноват кондиционер в банковском офисе. В его голове, будто наполненной чугуном, возникали мысли: «Что я здесь делаю? Помощников у меня, что ли нет? Надо срочно выбираться на природу. Или вообще рвануть, в родную Малиновку, на любимую в детстве речную косу… Всё, звоню Климову» 

«Чем я пою людей? – сокрушался директор вино-водочного завода «На здоровье» Василий Климов, - Ну и нервная же у меня работа!» Он проглотил остатки коньяка и решил: «Надо позвонить Петрову, плюнуть на всё и махнуть на реку, к чистой воде…» 

Иван Петров приехал на одну из своих заправочных станций. Он вышел из машины, сморщил большой, как модифицированная картофелина нос и шумно втянул в лёгкие тяжёлый бензиновый смрад: «Ё-моё! Чем я дышу? Надо позвонить Иванову и – на свежий воздух!..»



Над берёзовой рощей взошло солнце. Оно одарило весенним теплом хлебные пашни, позолотило реку Малиновку и заглянуло в окна добротных сельских домов. 
Житель села Малиновка Клим Егоров захотел на рыбалку. Ещё с вечера его достала своим ворчанием баба. «И чё дуре надо? Картоха в земле, животина накормлена, забор починил. А у берега вода журчит, птички поют... Ну а рыбы, как известно, молчат…» 
Егоров завёл «Оку» и, проявив незаурядное мастерство, преодолел все лужи на пути к дому Петра Васильева.

Передовой тракторист местной сельхозартели «Хлебные зори» гнал самогон. 
- Здорово, Климка, посидим в обнимку! Садися здеся на тубаретку. Вот, заряживаю новый баллон. А ты пока в холодильнику чё возьми, резай сыру, сало жуй! Да не держи в распашку дверю, отморозишь-то мороз в холодильнику!
- Слышь, Петро, мож на рыбалку? Сил нет, дома сидеть…
- Рыбалка, это дело! Но горючку тожа надо, как без горючки-то? Вишь, всё кипить и дым из трактора дымить! Тока тиха утекём, а то моя опять закудахчить: не пустю! 
Из распахнутого окна потянуло свежим запахом цветущих яблонь, послышался смех соседки Глашки. Клим засуетился:
- Ну, я, Петро, пока поисть да снасти соберу. Ты тож, это, долго не чухайся…
- А чё мне, кохтов и брюков не гладить, собируся и прошчай, Маруся…

Через два часа «Ока» пофыркивала на просёлочной дороге. Сначала между полями на косогор, а там и лесом. Сразу стало прохладней. Деревья так близко подступали к узкой лесной дороге, что казалось, будто машина едет в длинном зелёном туннеле. Лес кончился неожиданно, и машина выскочила на луг светло-зелёной весенней травы. Дорожка потянулась прямо над берегом реки Малиновка. Скоро у излучины друзья увидели свою любимую песчаную косу.
- Привет, коса, девичья краса! - запел Пётр.
Клим заглушил мотор, друзья вылезли из машины и достали рюкзаки. Они спрыгнули с небольшой кручи на мягкий песок и стали готовиться к большой рыбалке. 

Иванов, Петров и Климов собирались недолго. Три импортных удочки, наживка из фирменного магазина, палатка, пара мешков угля вместо дров. В рюкзаке еда из ресторана и выпивка. Всё легко уместилось в просторном «Мерседесе». Егор повеселел, перестала болеть голова. Он, сидя за рулём, даже подпевал магнитофону: «Ля ля ля Прасковья, из Подмосковья…» Иван с Василием на заднем сидении резались в карты и хохотали. 
- С чего начинается Родина?.. Слышь, Егор, ты хоть дорогу помнишь? Сколь лет прошло?
- Да уж лет двадцать с лишком будет, как перебрались в город. Но, думаю, найду. Память, как говорится, детства… 
Сто километров по трассе преодолели легко, потом пропылили ещё двадцать по грунтовке и въехали в село. Егору показалось, что он из этих мест и не уезжал. Все дома на местах, два магазина те же. Клуб, правда, новый. Взглянуть на дом, в котором жили, почему-то не захотелось, и он не стал сворачивать на окраину. «Интересно, а Клим Егоров не уехал? Ладно, может на обратном…»

Дорога к реке изменилась. Раньше вдоль дороги росли грибные леса, теперь голые пашни. У Егора стало беспокойно на душе: «Неужели до самой реки?» Он облегчённо вздохнул, когда выехав на вершину косогора, увидел лес.
- О! Лес! За это надо выпить! - Климов откупорил бутылку с коньяком.
Егор остановил машину. 

С вершины их взорам открылась вся его малая родина.
Змейка дороги исчезала в лесу. «Ну, теперь точно не заблудимся. Река за лесом»
- Лепота… - Петров восхищённо огляделся и защёлкал фотоаппаратом.
Друзья звякнули рюмками: 
- За Родину! Ура! - и через минуту уже катили с косогора к лесу. 
Деревья аркой нависали над дорогой. Лес был сказочным и таинственным. От необычного лесного тоннеля все потеряли дар речи. 
- Ну, ваще… - выдохнул Иван и снова включил фотоаппарат.
Выехали к реке. Среди высокой травы «Оку» они заметили не сразу. 
- О! Васька, не твой сынишка машинку потерял? - увидел и захохотал Иван. 

Друзья вышли из машины. Здесь же, на берегу, над косой, был сооружён небольшой, укрытый папоротником и лопухами, шалаш. 
Сверху коса представляла собой золотой полумесяц. Малиновка-река не широкая, метров пятнадцати, с неторопливым течением. Внизу сосредоточенно копошились два мужика.
- Эй, братцы, к вам можно? - рыбаки спрыгнули с берега на жёлтый песок.
- А чё не можно, место не куплено!

Вблизи мужики оказались двумя героями картины «Три Богатыря». Большие и бородатые.
У кромки воды из песка торчали рогатки, от них свисали и исчезали в тёмной воде жёлтые лески. На лесках - старенькие колокольчики. Тут же, воткнутые в песок две свежесрубленные ивовые удилища. На воде покачивались поплавки из пробок от винных бутылок. 
Василий скептически усмехнулся и с уважением взглянул на свою лёгкую телескопическую удочку: «Шестиметровка. Вся рыба моя…» 

- Ну, чё, славяне, поздаровкаемся чё ли, ознакомимся! - Пётр шагнул вперёд.
Пятеро мужчин встали кружком. Двое в стареньких ватниках и в, протопавших не одну сотню километров, кирзухах. Другие в добротных охотничьих костюмах. Вот и всё отличие. Мужики, как мужики. Над рекой, в безветренном воздухе, эхом поплыли слова:
- Пётр Васильев… Иван Петров… Егор Иванов... Клим Егоров… Василий Климов… 
В тишине плеснулась рыба. Звякнул колокольчик. 
- Клим Егоров? - Егор взглянул Клима, - Вот так встреча! А я тебя в бороде не узнал!
- Вот, блин! За это надо выпить, - Василий пошёл за бутылкой.

Клим Егора тоже не узнал. Прошло более двадцати лет с тех пор, когда они рыбалили на этой косе, воровали в совхозном саду груши, бились насмерть из-за вертихвостки Тоськи. Но перед армией, на зависть Егору, она вовсю целовалась в сеновале с Климом. Егор вернулся из армии раньше на полгода и уехал в город, прихватив его девицу с собой. - Раскупоривай, славяне, авоськи, щас клювать начнёт! - Пётр метнулся к закидушке.
Все засуетились. Стали доставать баночки, коробочки, мешочки. 
- Иди ко мне любимая, иди ко мне хорошая, - глаза у Петра загорелись, как два светлячка. Леска пошла в натяг, у берега неожиданно ослабла и, вот она, красавица 
щука, оказалась на берегу: - По щучьему велению, по моему хотению, чего Петро хочишь? - опять запел рыбак.
- Ух, ты! На первую рыбу надо побрызгать, - Иван достал бутылку и налил. 
Пётр выпил, сморщился и выпучил глаза:
- Ты чем меня отравил? 
- Виски.
- Виски, блин, из писки! Ладно, как вот сядем вечером угостю своим ромом. Настояшший напиток богов. Эть! Опять клювает! - и у Пётра выгнулся ивовый прут, - Ща я тебя! Ходи сюды! Опля! Гля, Вась, карась!
Василий и Иван с трудом скрывали раздражение. Рыба у них, почему то, не клевала. Фирменные поплавки лениво покачивались на воде. Мужики то и дело звякали рюмками.
Через час в садке у Петра рыбе стало тесно.

У Клима с Егором разговор не клеился. Климу без слов было ясно, что Егор теперь человек не бедный. Он взглянул на берег и пожалел, что не загнал «Оку» в шалаш. Чёрный «Мерседес» возвышался над ней, как коршун над воробьём. 
А Егору тоже было неловко. Пока он перекладывал из руки в руку снасти и никак не мог привести их в готовность, Клим вытянул трёх карасей и сомика.
- Ты кем трудишься, Клим? - наконец решился Иванов, - Семья большая?
- В хлебах тружусь. Два парня и девка, взрослые уже, в городе, студенты. А как у вас с Антониной?
- Знаешь, Клим, прожили мы с Тоськой полгода, и она сбежала с молодым капитаном к Чёрному морю. Вот так. Живу с женой и дочерью, - и соврал, - работаю бухгалтером.
- Заметно… Ладно, надо дров собрать, ночью холодно. Петька, айда за дровами!
- Ну, братцы, вы тута слухайте как следовает! Как колоколец забрякает - тяните! А я за дровишками. – Пётр поспешил за Климом.
Они взобрались на берег. Пётр забегал вокруг «Мерседеса» 
- Гля какой гладкий! Его, слышь, поди мильтоны штраховать боятся! Вот ето трахтар! Скоко ж в нём силов конячьх-то? Ну и креслы, как у царя! Гляди-кася, и граммофон прям в машине! Клёвый! И в разетку втыкивать не надоть, сам музыки поёт! - Пётр нехотя оторвался от машины, побежал за Климом, снова обернулся и восхищённо подытожил, - Такой не забускует!

Егор подошёл к Василию и Ивану. Друзья, изрядно подзаправившись, лежали на песке животами кверху. Они устали глядеть на неподвижные поплавки и теперь просто наслаждались отдыхом.
- Скажи, Егор, почему у этих крестьян рыба клюёт, а у нас нет? Чем моя удочка хуже его? Вот, блин! - Иван вытряхнул содержимое Петрова рюкзака на песок. - Что это за дерьмо он на крючок наживляет? 
- Собери, Иван. Спросишь у него сам. Темнеет, пойдем, поставим палатку и приготовим ужин. Пьёте, барбосы, не закусывая…

Клим и Пётр принесли из леса две толстые берёзовые сухостоины и насобирали по берегу приличную кучу высохшего топляка. Их соседи закончили ставить на косе большую синюю палатку и включили в ней фонарь. Рядом решили разжечь привезённый с собой уголь. Разгорался он очень даже нехотя. 
Клим запалил костёр прямо на косе под берегом. Шалаш оказался в метре над костром. Пётр принёс котелок, ловко приспособил его над огнём и быстро почистил рыбу. Забулькала уха.
- Ну, чё, славяне, давай сюды, к нашему столу! 
Василий посмотрел на разложенную в палатке клеёнку с ресторанными деликатесами, затем презрительно взглянул на котелок с ухой. Егор с Иваном переглянулись, и приготовились было сесть. Но ветер… Ветер от котелка дул в их сторону. Василий решительно скомандовал: - Давай, - и ухватился за углы клеёнки. Егор подхватил с другой стороны, и они понесли своё добро к соседскому костру, который и светил ярче и грел жарче. 
Клим Егоров с недоверием посмотрел на то, что они принесли, развязал свой рюкзак со снедью и стал осторожно извлекать на свет сначала вареные яйца, потом пучки зелёного лука и чеснока, а затем и шмат сала. 
- У нас кажный молодец имеет крепкий огурец! - и Пётр Васильев достал кастрюльку с солёными огурцами, - а уха без стопки, как жена без попки! - и появился термос. Видя, что все смотрят на термос, Пётр пояснил: «Маскировка»
Василий взялся за бутылку с виски.
- Не, не! Выпьем моё горючее, - Пётр плеснул в солдатскую кружку, - держи.
Клим подвинул котелок с ухой, Иван протянул ложку. Василий выпил.
- Ну? Дыхать есь чем? 
Василий ответить не смог. Дыхание перехватило.
- Нюхни как следоват! - Пётр сунул в руку Василия огурец, - Вот так! А ты говоришь виски. Моя горючка семьдесят конячьих сил! Аж дым из рота идёть!
Все выпили и налегли на уху. 
Василий ел вприкуску со свежим луком, и в нём росло раздражение: «Как так? Этот пахарь игнорирует виски, которое стоит три его нищенские зарплаты?» 
«Что же это такое? - уплетая сало с чесноком и быстро хмелея, думал Иван, - мы оставили в ресторане пять косарей, а жрём их деревенскую хавку. И рыба у них ловится» Он тоже начинал злиться.

Егор вспоминал, когда же он в последний раз ел сало? Он с отвращением смотрел на рассыпанных креветок, на нарезку из ветчины и ещё какую-то разноцветную еду. Рука опять потянулась за огурцом.
Василий налил в кружку виски и протянул Климу: - Пей!
- Я не хочу.
- Брезгуешь, гад? Ты пей! - поставил кружку перед Петром.
Иван проявил солидарность. Открыл шпроты и подвинул к кружке.
- Да вы чё? Я из коробочек не ем! Скоко разов пробовал, стоко и бегал под кусты брызгал. Аллергия. Язык засыхает, кхыкаю и плакаю. Не буду!
- Всё, парни, перестаньте. Пойдёмте спать, утром в дорогу. - Егор начал беспокоится.
- Нет, пусть скажет, почему у него рыба ловится? - Иван шмыгнул красным носом и угрожающе уставился на Петра.
- Так это, семечков с перловкой намял, вот и жрут они, рыбы-то. Ничё вы там, в городе не знаете, селёдку на базаре ловите.
- Ну, я тебе сейчас, деревня чумазая! - Василий начал подниматься. Клим закрыл собой Петра. Но, после выпитой горючки, тот тоже завёлся:
- Давай, давай! Поглядю я, как у тя получится! Я, между прочим, зараз быка валю! И три раза в бане парюся, аж ухи свариваются! А кады снег капает, я и в снег заныриваю! А те слабо! 
Вдруг резко подул ветер, оглушительно грянул гром, и почти над головой сверкнула молния. Со стороны леса послышался треск и всё сразу стихло. Наступила тишина. 
- Енто неспроста. Небо на нас серчает. - Пётр перекрестился.
- Вот, блин, за это надо выпить. - Иван потянулся термосом.
Пётр вздохнул:
- Климка, почапали отседова, нету у нас с ними ничё обчего… 
- Как же так? - Клим растерянно посмотрел на рыбаков. - А фамилии, имена, земля…
- Пошли. - Пётр потянул за рукав, и они стали взбираться на берег. 

Егор Иванов лежал на песке и смотрел в тёмное небо. В палатке в два голоса храпели Иван и Василий. Стало холодно. Егор увидел, как из шалаша выполз Клим. Он достал из машины почти метровую железную трубу-дюймовку и с одного конца натянул на неё какой-то шланг, похожий на пылесосный. Егор, не понимая, с интересом наблюдал. Клим подкинул в огонь поленья потолще и положил трубу поперёк костра. Подтянулся, засунул конец шланга в шалаш и влез туда сам. 
Егор встал и подошёл к костру. Через минуту труба раскалилась и Егору показалось что шланг зашевелился. Горячий воздух по шлангу со свистом стал подниматься вверх, прямо в шалаш. «Вот даёт, физик!» 
Над рекой поплыл туман. Одежда отсырела. Пропали звёзды. Егор поёжился и влез в холодную палатку.

Иванов разбудил товарищей рано. Они погрузили снасти и двинулись в обратный путь. В лесу их ждала большая неприятность. Прямо поперёк дороги лежало огромное дерево. Молния срубила ствол под самый корень. Парни попробовали его сдвинуть, но сразу стало ясно: нужен трактор или лебёдка. Лебёдки не было, домкрата не было, трактора - тем более. Они простояли полчаса и ничего не придумали. От реки послышался звук мотора, показалась «Ока». Из неё вылезли два больших мужика и озабоченно почесали затылки. Пётр взглянул на «Мерседес» и проронил: 
- Всё-таки забусковал… Данкрат не поможет.
Василий с Иваном отвернулись. 

Клим с Пётром о чём-то тихо посовещались. Егоров сел в машину и подъехал в плотную к упавшему дереву. Они дружно взяли «Оку» под передок и, втянув её на ствол, как качель перевалили на другую сторону. Затем, взявшись сзади, поднатужились, подпихнули и аккуратно поставили машину на землю. 
- Ехаем отседова. - Мужики сели и укатили в зелёный туннель.

- Я пойду в деревню, - через час сказал Егор Иванов, - дорогу знаю, где сельхозмашины стоят, знаю. Ждите.

Егор шагал по дороге и думал: «Я всё же заеду в село, найду свою первую учительницу Светлану Михайловну. А может и физрук жив? И на кладбище заеду, к бабушке» После принятия этого решения Иванову стало легче. 
Справа, у кромки леса, Егор увидел огромный муравейник. Он подошёл и стал заворожено следить за работой крохотных тружеников. «Это надо же, как дружно живут и работают! Ведь эта куча для них, как пирамида Хеопса! А мы? А мы всё рушим и, как звери в лесу, жрём друг друга. Нам, властителям мира, надо учиться у муравьёв» Сделав такой вывод, Егор безнадёжно взмахнул рукой и зашагал по дороге. 

Сумрачный лес был наполнен вполне весёлыми гаммами: птицы, сверчки и кузнечики пели свои разноголосые песни. 
Вдруг Егору послышался, какой-то посторонний, похожий на рёв, звук. «Не хватает только медведя, - и тут Иванов увидел далеко впереди свет, - не пойму толи небо, то ли солнце?»
«Свет в конце туннеля. Значит не всё потеряно. Это хорошо» 

Минуты через три, сквозь стекло голубого тракторёнка «Беларусь» Егор с удивлением увидел улыбающиеся физиономии знатного хлебороба Клима Егорова и передового тракториста Петра Васильева. 
«Славяне…» - по телу прокатилась тёплая волна, и сердце забилось чаще. Егор Иванов тоже улыбнулся и протянул мужикам руку.



Ваша оценка:
  
  
Всего оценок:
+ 27    - 0
Сделать подарок Поделиться



Студия
Zaur
Гитара
Дикий Сергей
Tusenka
Whatever Lola Wants
Lovecoach
zinavs
Королева золотого песка
Анастасия
KOPMWIK
Sole Mio
Elvis Presley
seroga
Поговори со мною, мама
Толкунова Валентина
limon
За любовь
Любавин Сергей
Jadwiga
Дерева
Лика (1978)
wladi53
Есть только миг
Анофриев Олег
KOPMWIK
Когда поймешь умом
Воскресение
sergkudr
На другом берегу зимы
Уматурман
yalublu
Игрушка
Черный Петя
Nissan66
Вечерняя песня
Бернес Марк
gdi1960
Сердце любить должно
Эта веселая планета
vladimir221358
Август
Синяя птица
180596
Метель
Роса Ольга
JOHNY2013
Вокализ 9
Вокализы
egorrushka
Nie spoczniemy
Czerwone Gitary
ivanka-nik
Если любишь ты
Антонов Юрий
Mari__
Я отпускаю тебя
Меркулова Лана
Pol701
Пикадиллия
Ремейки (переделки)
in-love-with-music
Ветер догнать
Согдиана
askerija
За любовь
Любавин Сергей
ARAGORN217217
Золотые купола
Круг Михаил
georyne
Осенняя женщина
Тимофеев Геннадий
Angelochek_ms
Из тысячи лиц
Марта
X241HH
Белый сад Карузо
Могилевский Анатолий
kolom1957
Пароход
Алексин Андрей
muhomor
Любовь
Караченцов Николай
Tverskoi61
Моя подружка с центра
Бутырка
JuliaTiholaz
Цьомаю
Цибульская Ольга



Территория творческого настроения © MuzMix.com, 2011 — 2017 гг. Пользовательское соглашение.       Наши партнеры
www.megastock.ru